Чрезмыщелковые и надмыщелковые переломы плечевой кости

Чрезмыщелковые и надмыщелковые переломы: Над- и чрезмыщелковые переломы плечевой кости столь часты и характерны для детского возраста, что А. А. Талышинский и З. Г. Джабиев (1959), по аналогии с переломами лучевой кости в типичном месте у взрослых людей, назвали их «переломами плеча в типичном месте». Большую частоту этих повреждений в определенном возрасте детей можно объяснить особым свойством богатой сосудами растущей кости, которая в эти годы уже утратила упругость хряща, но еще не приобрела прочности зрелой костной ткани.

Способствуют возникновению переломов в этой области истончение в переднезаднем направлении изогнутого под углом, открытым кпереди, дистального конца плечевой кости. Соотношение чрезмыщелковых переломов к надмыщелковым 15:1. Чрезмыщелковые переломы, как правило, являются внутрисуставными и имеют в связи с этим более серьезный прогноз по сравнению с надмыщелковыми внесуставными переломами. Еще классификация Кохера (1896) разделяла чрезмыщелковые переломы на две основные группы: экстензионные и флексионные. Это деление прочно укоренилось в литературе и травматологической практике до настоящего времени.

Для экстензионных переломов характерно смещение периферического отломка кзади, для флексионных — кпереди. Экстензионные переломы чаще происходят во время падения на разогнутую руку и встречаются в 15—20 раз чаще (93 % по нашим данным) по сравнению с флексионными (7 %), возникающими обычно при падении ребенка на область согнутого локтевого сустава. У 83 % больных переломы сопровождались смещением отломков, требующим репозиции (типичные переднезадние, смещения, ротационные угловые, реже — боковые и по длине). Смещения периферического фрагмента вокруг продольной оси плечевой кости имеют очень важное практическое значение. Дистальный метаэпифиз плечевой кости в поперечном размере расширен, а в переднезаднем резко уплощен и извилист. Нетрудно себе представить, что уже при небольшой взаимной ротации отломков возникает существенное несовпадение плоскостей излома, создающее весьма неустойчивое положение костных фрагментов.

Под воздействием травм и возникающего при смещении отломков нарушения равновесия мышц ось конечности ниже перелома легко отклоняется в ту или иную сторону. В связи с тем, что-наиболее частым экстензионным переломам сопутствует внутренняя ротация дистального отломка, рефлекторная деятельность мышц и прежде всего медиальных порций трехглавой, двуглавой и плечевой способствует появлению вторичных смещений, развитию неблагоприятной варусной деформации конечности. И не случайно во многих работах приводятся значительные цифры этих необратимых деформаций — 26—30 %. Причиной развития боковых деформаций могут быть и оставшиеся смещения дистального отломка в медиальную или латеральную сторону. Общепризнанным является мнение о наиболее неблагоприятных анатомических и функциональных последствиях этих деформаций. Они не склонны к самопроизвольному исправлению и подлежат своевременному предупреждению на ранних этапах лечения. При этих переломах между смещенными фрагментами могут ущемляться, помимо окружающих мышц, крупные сосуды и нервы.

С медиальной стороны при экстензионных переломах, сопровождающихся в большинстве случаев внутренней ротацией периферического отломка, всегда внедряется между отломками определенная часть плечевой мышцы. Небольшая порция ущемленных тканей обычно не оказывает существенного препятствия для репозиции и сращения отломков. Значительная же порция ущемленной мышцы создает определяемые клинически и рентгенологически ощутимые помехи для закрытого сопоставления отломков. Если вместе с мышцей в щель между острыми краями отломков попадает основной сосудисто-нервный пучок, развивается наиболее грозное осложнение — острый ишемический синдром.

Клиническая и рентгенологическая симптоматология и диагностика. Основными клиническими симптомами над- и чрезмыщелковых переломов плечевой кости у детей являются резко выраженная обширная припухлость, вызванная распространенным внутри- и околосуставным кровоизлиянием, участки синюшности кожи и подкожной клетчатки от травматизации их острыми краями костных отломков, резкое нарушение конфигурации области локтевого сустава и невозможность активных движений из-за боли и разобщения отломков. Пассивные движения в локтевом суставе обычно сохраняются в отличие от других внутрисуставных переломов, для которых бывает характерно резко болезненное ограничение как активных, так и пассивных движений. Обязательными атрибутами завершения клинического обследования являются сравнительная проверка пульсации лучевой артерии в обеих сторон и наличие возможных нарушений иннервации кисти и пальцев.

Подтверждают правильный диагноз нарушение линии Маркса и сохранение равнобедренности треугольника Гютера, а также данные рентгенографии, дающие представление о локализации перелома, характере плоскости излома, разновидности и направлении смещения костных фрагментов. Если плоскость перелома полностью или частично прослеживается на уровне надмыщелков в проекции локтевой, лучевой или венечной ямок, такой перелом считается чрезмыщелковым. Надмыщелковые переломы располагаются выше эпикондилярной линии (Н. П. Новаченко, 1965). Очень важно подтвердить или исключить по рентгенограммам ротационный компонент смещения и определить его направление.

Многолетними наблюдениями установлена такая закономерность: экстензионным (разгибательным) переломам сопутствует внутренняя ротация дистального фрагмента и ее показателем является выступающий в боковой проекции кпереди острый медиальный край центрального отломка. Сгибательный (флексионный) перелом, как правило, сопровождается наружной ротацией дистального фрагмента, и ее рентгенологическим признаком является выступающий в той же боковой проекции острый медиальный край центрального отломка кзади. Могут встретиться исключения и спорные случаи, тогда решающее слово будет за клиническими данными.

При выборе метода лечения чрезмыщелковых и надмыщелковых переломов необходимо с самого начала ставить показания к одному определенному методу первичной репозиции у данного больного, стремясь не допускать перехода от одного вида лечения к другому у одного и того же ребенка. Больных с этими переломами ориентировочно делят на три группы.

К первой группе относятся больные без смещения или с незначительным смещением отломков, не требующим репозиции. Лечение в таких случаях проводится иммобилизацией конечности тыльной шиной и подвешиванием согнутой ручки ребенка по Блаунту на срок 2—3 недели. У детей со скошенным характером перелома, но без смещения отломков к концу первой недели необходима контрольная рентгенография хотя бы в одной боковой проекции на предмет возможного после спадения отека вторичного смещения отломков. Если такое случается — эти больные госпитализируются и лечатся методом постоянного скелетного вытяжения. При удовлетворительном стоянии отломков после указанного срока иммобилизации шина превращается в съемную и начинается физиофункциональный период лечения. Среди наших пациентов репозиция не требовалась у 17,0 % больных по отношению ко всем детям с над- и чрезмыщелковыми переломами.

Ко второй группе относятся больные со значительным смещением отломков с поперечной или поперечно-зубчатой плоскостью излома. Методом выбора у них является одномоментное закрытое ручное вправление с последующей иммобилизацией конечности глубокой, хорошо отмоделированной гипсовой шиной. При сопоставлении отломков у этой категории больных важное значение имеет соблюдение определенной последовательности в устранении того или иного вида смещения фрагментов. В зависимости от их сочетания избирается для каждого больного план репозиции.

Однако во всех случаях является обязательным первоначальное устранение ротационного смещения, затем устраняются боковые и продольные смещения и в последнюю очередь ликвидируются переднезадние и угловые смещения. Особое внимание следует уделять полному устранению ротационного компонента смещения. Без предварительного устранения внутренней или наружной ротации дистального фрагмента не могут быть ликвидированы другие виды смещения отломков. При оставленной ротации, отмечает Н. Г. Дамье, конец проксимального отломка плечевой кости своим поперечным размером устанавливается в переднезаднем направлении, образуя остроконечный выступ в сторону локтевого сгиба, травмирующий окружающие мягкие ткани, в том числе сосуды и нервы.

К тому же при сращении отломков в таком порочном положении создается стойкое препятствие полному сгибанию в локтевом суставе. Репозицию костных отломков при экстензионных переломах производят под наркозом на перевязочном столе в лежачем положении ребенка. Пациент должен быть доступен со всех сторон. Хирург и помощник находятся с разных сторон от больного напротив друг друга. Хирург, располагаясь со стороны поврежденной конечности, удерживает ее одноименной рукой за область кисти, другую свою руку кладет на переднюю поверхность плеча над проксимальным фрагментом. Легким потягиванием за кисть согнутой под прямым углом конечности устраняется захождение отломков по длине с одновременной ликвидацией ротационного смещения. Затем плечу придается вертикальное положение, а предплечье и кисть ребенка хирург передает помощнику, стоящему с противоположной стороны стола.

Помощник одной рукой удерживает конечность за кисть, а другой, расположенной по волярной поверхности проксимального отдела предплечья, создает тягу по оси плеча. Хирург, оставаясь на стороне поврежденной конечности, охватывает обеими руками область перелома, смыкая пальцы в области локтевого сгиба. При этом устраняются боковые смещения, отломки удерживаются в таком положении, предупреждая повторную их дислокацию. Большими пальцами хирург надавливает на дистальный отдел плеча, устраняя смещение кзади периферического отломка. В этот момент обычно устраняется переднезадний и угловой компоненты смещения. После контрольной рентгенографии конечность фиксируют глубокой гипсовой шиной от плечевого пояса до основания пальцев под углом сгибания 70—75°, если этому не препятствует отечность в области локтевого сустава.

Обращается специальное внимание на то, чтобы предплечье и кисть не были супинированы, так как при оставшемся ротационном смещении супинация может способствовать развитию варусной деформации. При таком методичном сопоставлении и соблюдении последовательности устранения определенных компонентов смещения отломков вторичные смещения не возникают и повторные репозиции, как правило, не требуются. Для убеждения в правильности сопоставления фрагментов достаточно бывает клинического и рентгенологического контроля в боковой и переднезадней проекции при согнутом локтевом суставе.

При флексионных переломах техника одномоментной репозиции отломков несколько иная. Поврежденная конечность находится в разогнутом до угла 15—20° положении. В отличие от разгибательных переломов, при которых требуется значительное непосредственное воздействие на костные отломки. при сгибательных переломах приходится проявлять сдержанное обращение с областью перелома. Находясь на стороне повреждения у надплечья больного, хирург всеми пальцами обеих кистей охватывает область перелома. При этом большие пальцы находятся в области локтевого сгиба, где самым безопасным местом является проекция сухожилия двуглавой мышцы плеча. Остальные пальцы располагаются по боковым поверхностям локтевого сустава и смыкаются над верхушкой локтевого отростка.

Хирург одномоментно осуществляет и репозицию, и противотягу, а помощник двумя руками удерживает предплечье и кисть пациента, потягивая предплечье по длине. В зависимости от степени смещения отломков действия хирурга и помощника следующие. Если фрагменты полностью не разобщены, а имеется только избыточное отклонение дистального отломка кпереди и наружная ротация, хирург всеми пальцами обеих рук крайне осторожно, чтобы не превратить сгибательный перелом в разгибательный, что сделать очень легко, устраняет вначале компонент наружной ротации. Затем, удерживая с боков и сзади дистальный фрагмент, большими пальцами слегка надавливает на него спереди назад, устраняя этим избыточное отклонение отломка кпереди. Помощник слегка потягивает, удерживает предплечье под углом 20—30°, и в таком положении накладывается глубокая задняя гипсовая шина от плечевого пояса до уровня головок пястных костей. Результаты репозиции контролируются рентгенографией в двух проекциях.

При значительном смещении отломков с полным их разобщением и элементами продольного и бокового захождения расположение рук хирурга то же самое. Первоначально устраняются ротационное и боковое смещения, придавая предплечью положение полной пронации. Затем помощник сгибает предплечье до угла меньше прямого и в таком положении, надавливая ладонью своей руки в проксимальном отделе предплечья спереди назад, осуществляет тракцию по длине плеча, образуя при этом соотношение отломков под углом, открытым кпереди. Хирург в это время сдвигает своими большими пальцами отклоненный кпереди дистальный фрагмент до уровня плоскости излома проксимального фрагмента. При ощущении сдвига кзади дистального отломка хирург просит помощника постепенно разгибать предплечье до угла 35—40°. В таком положении конечность фиксируется глубокой гипсовой шиной. Предплечье и кисть должны находиться в среднем между супинацией и пронацией положении.

Таким образом, при экстензионных переломах для реализации приема углового перегиба репозиция отломков производится в положении умеренного разгибания предплечья и завершается сгибанием его, а при флексионных переломах репозиция фрагментов производится в положении сгибания предплечья, а завершается разгибанием его до угла 15—20° и иммобилизацией. Если контрольная рентгенография подтверждает правильное стояние отломков, сроки иммобилизации конечности в разогнутом положении составляют от двух до трех недель в зависимости от степени смещения фрагментов, свое временности репозиции и возраста ребенка. При неполном сопоставлении отломков показана их окончательная адаптация приемами дополнительной репозиции. В случаях, если ручными приемами отломки не сопоставляются, больные госпитализируются для лечения в стационарных условиях. Одномоментное ручное вправление костных отломков нами применено у 26 % больных по отношению ко всем детям с переломами этой локализации. Больные первой и второй групп, при отсутствии сопутствующих более тяжелых повреждений или каких-либо осложнений, лечатся в амбулаторных условиях.

Третью клиническую группу составляют больные со значительным смещением отломков и выраженной скошенностью плоскости излома, обширным внутри- и околосуставными кровоизлияниями или после многократных безуспешных ручных репозиций, с переломами, осложенными неврологическими нарушениями и значительной интерпозицией мышц, с оскольчатыми Т- и У-образными переломами 1 —2-недельной и большей давности. Эти больные подлежат стационарному лечению, преимущественно постоянным скелетным вытяжением.
Небольшими, но постоянно действующими грузами постепенно и безболезненно устраняются все виды смещения отломков. Обеспечивается возможность последовательного проведения в ранние сроки активных движений в локтевом суставе, предупреждаются контрактуры и атрофия тканей конечности, а также вторичные смещения отломков. При переломах с преобладающей скошенностью плоскости излома удержать вправленные отломки и предупредить вторичное их смещение с помощью гипсовой шины не представляется возможным. При обширных кровоизлияниях одномоментная ручная репозиция нежелательна и, как правило, бывает безуспешной, при неврологических нарушениях и значительной интерпозиции тканей энергичное ручное вправление небезопасно. В случаях продольных и оскольчатых Т- и У-образных чрезмыщелковых переломов даже идеально сопоставленные отломки гипсовой шиной не удерживаются.

При отсутствии мелких осколков между основными фрагментами они успешно лечатся без операции с помощью системы постоянного скелетного вытяжения. Вытяжение осуществляется с помощью скобы Маркса-Павловича или спицы Киршнера, которые вводятся в области основания локтевого отростка. Первичный груз в 2—2,5 кг постепенно доводится в среднем до 3—5 кг. В зависимости от наличия внутренней или наружной ротации дистального отломка конечности с самого начала придается соответствующее вправляющее положение. При экстензионных переломах со свойственной им внутренней ротацией дистального фрагмента плечо поврежденной конечности устанавливают вертикально. Предплечье, согнутое под прямым углом, занимает над больным не поперечное, а косое положение под углом около 30° по отношению к продольной оси туловища, кистью обращенное к головному концу кровати, что уравновешивает действие ротирующих мышц.

Дополнительная вправляющая боковая фланелевая петля накладывается на дистальный отдел плеча и с грузом до 1,5—2 кг действует на проксимальный отломок спереди назад. Противотягой служит клеевое вытяжение, действующее с таким же грузом по оси предплечья. Предплечье и кисть должны находиться в положении среднем между супинацией и пронацией. При флексионных переломах с присущей им наружной ротацией периферического отломка при осуществлении скелетного вытяжения больной также находится на спине, но плечо в этих случаях отводится и помещается на клиновидную невысокую подушку.

Предплечье в положении разгибания до угла 20—30° пронируется с целью выведения дистального отломка плечевой кости из положения наружной ротации. Основной груз со скобы или спицы также направляется по оси плеча или отклоняется несколько кзади, дополнительная вправляющая фланелевая петля с грузом до 1,5—2 кг, наложенная на плечо в нижней трети, в этих случаях действует сзади наперед. Противотягой для основного груза при экстензионных переломах служит вес самого пациента, противотяга при флексионных переломах осуществляется с помощью широкой фланелевой петли, наложенной на туловище больного с грузом, устанавливаемым индивидуально для каждого ребенка. Тяга направляется через два блочка в противоположную сторону по отношению к поврежденной конечности.

После устранения смещения отломков по длине предплечья придается положение сгибания до угла 100—110°. При том или другом варианте системы вытяжения грузы наращиваются медленно, постепенно, а дополнительные боковые вправляющие петли, если они требуются, накладываются только после устранения смещения по длине. Контрольная рентгенография производится при наличии клинических признаков сопоставления отломков обычно на 2—3-й день после начала вытяжения. По достижении правильного стояния отломков во избежание их перерастяжения грузы также постепенно уменьшаются до величины, уравновешивающей вес конечности.

В зависимости от возраста детей, давности травмы, степени смещения отломков и своевременности их сопоставления сроки скелетного вытяжения бывают в среднем 14—18 дней. В последующем его можно заменить клеевым еще на 5—7 дней или на это же время наложить съемную гипсовую шину и выписать ребенка для продолжения физиофункциональной терапии в амбулаторных условиях. Метод постоянного скелетного вытяжения был применен нами у 57,0 % по отношению ко всем больным с над- и чрезмыщелковыми переломами.

Показания к операции при этих переломах очень ограничены и могут возникнуть только в случаях значительной мышечной интерпозиции, не устраняющейся бескровными методами, при стойких неврологических нарушениях, не поддающихся общепринятой комплексной консервативной терапии, при застарелых переломах с неправильным положением отломков. Из 13 359 больных с над- и чрезмыщелковыми переломами, лечившихся в стационарных условиях, нами оперировано 17. У 10 из них было произведено открытое вправление отломков в связи с выраженной интерпозицией мышц, у 7 — был произведен нейролиз по поводу сопутствующих стойких неврологических нарушений лучевого нерва. Операции больным с мышечной интерпозицией предпринимались на первой неделе после травмы.

После устранения ущемления тканей отломки при чрезмыщелковых переломах сопоставлялись и фиксировались трансоссально косо проведенными спицами или  параллельно проведенными спицами, закрепленными в дуге Сиваша, при надмыщелковых переломах — по Грайфенштейнеру. У трех больных с выраженной мышечной интерпозицией мы необоснованно воздержались от оперативного вмешательства, в связи с чем в течение длительного времени отмечалось замедленное заживление перелома. Нейролиз производился уже после сращения костных отломков, после безуспешно проведенного параллельно в течение месяца курса комплексного лекарственного и физиофункционального лечения.

Месячный срок после травмы без положительной неврологической динамики считаем оптимальным в таких случаях для вмешательства на нерве. Дальнейшее выжидание, рекомендуемое иногда в литературе, неоправданно, ввиду развития необратимых изменений в нейрофибриллах. Уже на второй неделе после операции наблюдались положительные сдвиги в динамике неврологических нарушений. Изоляция частично поврежденного нерва от краевых прорастаний фиброзной и остеоидной ткани на уровне срастающегося перелома, ликвидация формирующейся перетяжки нерва и перемещение его в зону неизмененных тканей были достаточными для проявления восстановительных процессов. Опыт показывает, чем позднее производится нейролиз, тем менее благоприятными бывают его результаты.

Особенности лечения Т- и У-образных чрезмыщелковых переломов

Эпиметафизарные чрезмыщелковые оскольчатые переломы плечевой кости представляют собой полное разрушение мыщелка в нескольких плоскостях, сопровождающееся обширным повреждением окружающих мягких тканей и зоной внутрии околосуставного кровоизлияния, и требуют довольно сложного лечения. Одномоментная закрытая репозиция при этих переломах неуместна, так как удержание отломков с помощью гипсовой шины или повязкой даже после удавшегося вправления трудноосуществимо.

В детской травматологической практике реальны два метода лечения этих сложных повреждений. При отсутствии между основными фрагментами мелких костных отломков предпочтительным методом лечения является система постоянного скелетного вытяжения, зарекомендовавшая себя, по опыту института им. М. И. Ситенко, как метод выбора. Если сопоставлению основных фрагментов препятствуют ущемившиеся между ними значительных размеров свободные костные отломки, показано открытое вправление с фиксацией всех отломков одним из более приемлемых для данного пациента средством (спицы, болты, Г-образные компрессирующие фиксаторы, специальные фиксационно-шарнирные аппараты Волкова-Оганесяна, Илизарова и др.). В связи с тем, что в детском возрасте оскольчатые переломы такого рода являются редкостью, предпочтение, как правило, отдают консервативной лечебной тактике. С помощью специальной системы вытяжения за локтевой отросток обычно удается восстановить ось плеча и добиться контакта между фрагментами.

Устранение смещения по длине достигается тягой по оси плеча. Сближение фрагментов расколотого мыщелка осуществляется встречными боковыми фланелевыми петлями разной ширины, из которых более узкая вводится в поперечные прорези более широкой. Накладываются они над разошедшимися в стороны фрагментами, действуют с одинаковыми грузами 1,5—2 кг в противоположных боковых направлениях. Встречаются больные, для которых одних этих приемов вытяжения для полной адаптации отломков бывает недостаточно.
В частности, это имеет место при несвежих переломах, в случаях чрезмерной отечности в области локтя, когда проксимальный уровень перелома расположен выше места прикрепления боковых связок локтевого сустава. При этом тракция по оси вместо сближения способствует разведению фрагментов в стороны.

В таких случаях, продолжая лечение вытяжением, после устранения захождения отломков по длине в области надмыщелков обоих разобщенных отломков под местной анестезией со стороны задней поверхности плеча накладывается вторая локтевая скоба. Одномоментное или постепенное сжатие бравшей скобы приводит к равномерному тесному сближению отломков и плотному их контакту с центральным фрагментом плечевой кости. Достигнутое положение браншей закрепляется имеющимся у основания скобы винтом. Если нет нарушения оси плеча в сагиттальной плоскости, вторая скоба оставляется без груза и лечение вытяжением с минимальными грузами продолжается. Постоянное скелетное вытяжение при Т- и У-образных чрезмыщелковых переломах плечевой кости у детей, сочетая в себе своевременное бережное вправление, надежное удержание отломков и раннюю функциональную терапию, является, несомненно, эффективным функциональным методом лечения этих сложных повреждений.

Достоинством его являются простота, атравматичность, безболезненность и безопасность. Угроза вторичного смещения отломков и развития ишемических процессов в тканях, а также контрактуры в локтевом суставе, встречающиеся при лечении этих повреждений хирургическим способом, при этом методе сведена на нет. Оперативное вмешательство при этих переломах у детей является травматичным и нежелательным. Такой остеосинтез называют «операцией отчаяния».

Открытым путем можно сопоставить и укрепить отломки раздвоенного мыщелка, но последующая стабильная фиксация центрального  фрагмента остается трудновыполнимой задачей. Операция при этих переломах может быть оправдана лишь при ущемлении в продольной щели перелома значительных размеров свободного костного отломка. На нее может решиться хирург, который берет на себя смелость обеспечить раннюю функцию сустава устойчивой фиксацией, что более приемлемо для взрослых больных. Нами наблюдалось 86 больных с Т- и У-образными чрезмыщелковыми переломами, у 35 из них было применено скелетное вытяжение с боковыми вправляющими петлями и у 51 лечение было проведено с помощью двух локтевых скоб по описанной методике.

У всех пациентов были получены отличные и хорошие результаты. Ни в одном случае оперативное вмешательство не потребовалось. В литературе имеются сообщения о применении при над — и чрезмыщелковых переломах у детей компрессионно-дистракционных аппаратов. Опыт широкого использования таких аппаратов при неблагоприятных последствиях этих повреждений позволяет нам сделать вывод, что компрессионно-дистракционный метод лечения может применяться в качестве первичного способа лечения этих сложных переломов у детей старшего возраста.

Восстановление функции суставов у детей по третьему периоду лучше начинать при наличии клинических и рентгенологических признаков сращения костных отломков. Прекращать иммобилизацию рекомендуется постепенно, в первое время снимая шину периодически днем для проведения лечебной гимнастики, а затем еще в течение 3—4 дней, надевая только на ночь. Разработку движений следует проводить преимущественно за счет активных упражнений. Весьма эффективны в детском возрасте систематические групповые занятия лечебной гимнастикой с включением увлекательных целенаправленных видов игр, значительно ускоряющих процесс реабилитации по сравнению с обычными индивидуальными занятиями. Насильственная пассивная разработка движений в суставе, причиняющая детям боль, приносит, как правило, вред, значительно удлиняя сроки восстановления функции поврежденной конечности.

Наиболее частыми ошибками и недочетами на диагностическом этапе являются недостаточная осведомленность в возрастной анатомии дистального отдела плечевой кости у детей, пренебрежение рентгенологическим методом исследования, а также невнимательное изучение и использование данных рентгенографии. Среди ошибочных действий в лечебной тактике можно указать на неправильно избранный первичный метод лечения, наложение циркулярных гипсовых повязок, недооценку постоянного скелетного вытяжения и расширение показаний к открытому вправлению отломков при неосложненных переломах.

К наиболее частым осложнениям относятся: неврологические нарушения и интерпозиция мягких тканей, возникающие как во время травм, так и в процессе лечения; гетеротопические оссифицирующие процессы и стойкие контрактуры, как правило, связанные с многократными чрезмерно травматичными закрытыми репозициями; ишемические контрактуры от сдавления отечных тканей циркулярной гипсовой повязкой или вследствие рефлекторного спазма травмированной острыми костными отломками плечевой артерии; боковые деформации конечностей от допущенного сращения костных отломков в неправильном положении, а также нагноения тканей внесенной со спицами инфекцией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *